Большой
 Полина Семионова - новости из Берлина
Автор: Михаил Александрович (---.aha.ru)
Дата:   30 Дек 2002 14:26

Помещаю отдельной темой запись беседы с Полиной и впечатления нашего немецкого коллеги от ее дебюта в "Щелкунчике".

 Полина Семионова: "Хочется попробовать все&qu
Автор: Михаил Александрович (---.aha.ru)
Дата:   30 Дек 2002 14:28

Полина Семионова: "Хочется попробовать все"

Прошлым летом среди московских балетоманов царило возбуждение - исчезла перспективная выпускница МГАХ. Разные слухи ходили, чуть ли не объявления висели: "Разыскивается Полина Семионова, род. 13 сентября 1984 г. Особые приметы: глаза карие, хорошенькая, прекрасные линии, рост 168 см, вес 47 кг, будущая лирическая балерина Большого театра". Вместе с юной танцовщицей на сторону уплыли золотые медали Московского конкурса и Vaganova Prix в Санкт-Петербурге, первая юниорская премия Международного конкурса в Нагоя (Япония). И вот следы нашлись. С Полиной удалось встретиться в Берлине, в кантине Немецкой государственной оперы на Унтер ден Линден, между утренними репетициями и вечерним представлением "Баядерки" 10 декабря 2002 г.

М.А. - Полина, как же так случилось? Все ожидали увидеть Вас в Большом театре, предрекали будущее прима-балерины, а Вы куда-то к черту на кулички укатили. Почему вдруг Германия, почему так неожиданно?
П.С. - Это слишком громко, конечно: прима-балерина Большого театра. Может быть, в далеком будущем. Я долго думала о своей судьбе, и после разговора с Володей Малаховым, после встречи с ним, я приняла решение. Буду работать у него в труппе, он ее только что возглавил.
М.А. - А какие предложения Вы получили от Большого театра, от Б. Б. Акимова?
П.С. - В течение последнего, выпускного, года особых разговоров не было. Не обсуждалось, что мне светит в Большом театре. Никаких конкретных предложений я не получала.
М.А. - В балетоманских кругах говорили о положении солистки, и даже какие-то роли упоминались - я слышал про Магнолию в "Чиполлино".
П.С. - Понимаете, у меня лично разговора с Борисом Борисовичем не было. Не было никакой уверенности, что именно мне предложат в Большом театре, и предложат ли что-то вообще.
М.А. - На какое время у Вас подписан контракт в Берлине?
П.С. - На три года.
М.А. - О дальнейшем, наверно, пока не задумываетесь?
П.С. - Не задумываюсь пока. Живу не долгосрочными целями. Надо хорошо станцевать ближайший спектакль, и все. Получилось - появляется новая задача. Будто по ступенькам идешь. А загадывать вперед... Конечно, в принципе надо думать о будущем, но еще успею, позже.
М.А. - Вас отговаривали от переезда в Германию? Друзья, педагоги.
П.С. - Дело в том, что все узнали в последний момент. Пока не были полностью готовы документы, я не хотела сообщать, что еду в Германию. Поэтому до самого последнего времени никто ничего и не знал.
М.А. - В этом году Вам исполнилось восемнадцать лет. В таком нежном возрасте Вы становитесь первой солисткой театра, пусть и не такого известного, как Большой театр. Что Вы успели станцевать за эти несколько месяцев, какие роли?
П.С. - Я станцевала па де труа из "Лебединого озера" в версии Патриса Бара. Но па де труа, которое танцуется с принцем - оригинальное, Бар там ничего не менял. Это были мои первые выступления, 25 и 28 сентября 2002 г.
М.А. - И как приняла юную дебютантку берлинская публика?
П.С. - Очень хорошо, я была счастлива. В программке у моей фамилии стояла звездочка - первое выступление. Далее, 24 октября и 1 ноября, был дебют в балете Ein Lindentraum Уве Шольца. Там две части. Первая - на музыку фортепьянного концерта Моцарта. Здесь я танцевала двоечку. Вторая часть - 2-я симфония Шумана, здесь мы танцевали одну из двух пар. У нашей пары партия чуть побольше, исполнители считаются солистами. Партнером был немецкий танцовщик Микаэль Банцхаф. Он давно работает в труппе, хороший партнер. Мне было приятно с ним танцевать, думаю, у нас вышел хороший дуэт. Был большой успех, тем более приятный, что во второй паре танцевала Надя Сайдакова. Lindentraum можно считать моим первым балетом с главной ролью. Мне очень понравилось: прекрасная постановка, замечательная музыка, отличная хореография. Балет не ставился для нас, перенесен из Лейпцига. Неоклассика, типа Баланчина, мне кажется. Уве Шольца так и называют "немецким Баланчиным".
М.А. - В премьерном буклете "Баядерки" Вы стоите Никией в третьем составе. Для меня это было большой неожиданностью.
П.С. - Пока моим третьим балетом в Штаатсопер стало выступление в тройке теней на премьере позавчера, 8 декабря. Знали бы Вы, какой неожиданностью было для меня - увидеть свое имя рядом с ролью Никии.
М.А. - А как же тогда принималось решение? И когда Вы дебютируете?
П.С. - Честно говоря, я не знаю, как было принято решение. Подошла к стенду и увидела свою фамилию в составах на Никию. У меня был такой шок! Партию я учила, даже немного репетировала. Не могла удержаться: когда репетировали основные составы, Диана Вишнева и Надя Сайдакова, я сбоку тоже пробовала... Немного выучила основы.
М.А. - Не страшно? В восемнадцать лет - Никия, то есть роль, о которой мечтают и более зрелые балерины?
П.С. - А что бояться? Пока что очень хочется станцевать. Конкретной даты дебюта пока не знаю, еще не готова. Но мне очень интересно.
М.А. - В Москве ожидали Вашего дебюта в "Жизели", о Никии вроде никто не думал. Принято считать, что "Жизель" - балет для молодых, многие дебютировали именно в нем. Хотя недавно попалась на глаза ссылка на Патриса Бара, который был здесь директором. Он сказал, что не встречал убедительной Жизели моложе 30-35 лет.
П.С. - Ну не знаю. Но о моей "Жизели" здесь пока ничего не слышно. Будем надеяться. Ближайшие планы - это даже не Никия. Через десять дней, в пятницу 20 декабря, я выхожу Машей в "Щелкунчике". Это первый спектакль нынешней рождественской серии, потом еще танцую 23-го и 27-го, у меня три спектакля из восьми. Моим Принцем будет Артем Шпилевский, у него тоже дебют. Он из Петербурга, нас вместе приняли в этом сезоне в Штаатсопер.
М.А. - Вот это новость! В нашей беседе сразу вырисовывается преимущества, которые дает Вам этот театр по сравнению с Большим. Вы получаете главные роли, которых бы в Большом пришлось, быть может, дожидаться годами. Есть ли заветная роль, которую хочется станцевать.
П.С. - Есть (смущенно смеется) - "Баядерка". Это мой любимый балет, давно мечтаю.
М.А. - И вот-вот осуществится. Мечта сбывается в восемнадцать... Не слишком быстро?
П.С. - Не знаю пока, когда сбудется - может, и не в восемнадцать. Это еще неизвестно.
М.А. - На конкурсе Вы танцевали Одиллию.
П.С. - Да, эта роль мне тоже очень нравится. Неоднозначная роль: каждый раз, когда танцуешь, можно придумывать все новое и новое.
М.А. - Вы имеете в виду парную роль, Одетту-Одиллию?
П.С. - Даже только в Одиллии: один день можно играть одно, в другой день - иное. Один раз думаешь, что она такая коварная, холодная, потом - что она стерва, только себя любит, в третий день решаешь, что она пытается соблазнить Зигфрида.
М.А. - А Одетту Вы понимаете, она Вам близка? Я скорее Вас вижу Одеттой, чем Одиллией.
П.С. (удивленно) - Одеттой? Мне кажется, да, понимаю. Когда мы только подошли к "Лебединому озеру", стали репетировать, то сначала была Одетта, потом уже появилась Одиллия. Не знаю, может быть.
М.А. - А что Вы так удивились? Потому что в душе Китри?
П.С. - Ой, нет. Я не думаю, что я в душе Китри. Но мне действительно все хочется попробовать. Когда я смотрю "Кармен" или "Дон Кихот", мне кажется - вот это мое. Потом вижу Жизель, Одетту, и мне снова кажется - вот оно, мое. Я не могу сказать, что мне больше нравится. Пока хочется попробовать все. Всем это хочется, я думаю, каждой балерине.
М.А. - Но ведь бывает, что балерины равнодушны к каким-то ролям, к комическим, например. Даже не мечтают о Китри.
П.С. - Почему Китри - комическая роль? Это экспрессия, чувства прямо-таки лезут из души, извините. Это тоже очень интересно попробовать.
М.А. - Какую-нибудь из известных Одетт не присмотрели себе. Ну, как предмет восхищения, не подражания?
П.С. - Мне очень нравится Ульяна Лопаткина, именно в "Лебедином озере". Смотришь на нее, и дух захватывает. Не только от Одетты, от Одиллии тоже. В Одиллии она более холодная, но все равно есть что-то внутри, какая-то сила.
М.А. - Среди иностранных балерин образцов для восхищения не нашли?
П.С. - Алессандра Ферри. Ее Джульетта в спектакле Макмиллана очень привлекает. Мне очень нравится роль Джульетты. Тоже хочу станцевать.
М.А. - А каким Вы видите своего Ромео?
П.С. - Воодушевленным своим чувством, немного безумным, что ли. Со снесённой головой (смеется).
М.А. - Но ведь в спектакле инициативой как раз владеет Джульетта, она все сделала, в сущности. В жизни Вы смогли бы взять такую инициативу на себя?
П.С. - Наверно, нет. В жизни я не очень инициативна. Если встречу Ромео, проявлять первой инициативу не стану.
М.А. - Пока не встретили?
П.С. - Пока нет.
М.А. - Смотрите, какая картина выходит: Никия, Одетта, Джульетта. Все с трагическим концом. Еще что-нибудь влечет к себе?
П.С. - Все-таки "Жизель".
М.А. - Ну вот, в той же серии: мало, что конец несчастливый, так еще и с ума сходит.
П.С. - Конечно, она же очень сильно влюбилась, и не представляла себе, что так можно поступать с людьми. Что можно так обмануть. Она же верила Альберту. Когда он говорит Батильде, что это все так, вышел на охоту, прогуляться... Он же не сказал, что встретил любимую девушку, но между ними - неравенство, он граф, она крестьянка. Он же так не сказал. Это был для Жизели шок. Она видит, понимает, что он ее обманул, предал. Столкнулась с таким впервые, и не может этого пережить.
М.А. - А кого бы хотели видеть своим партнером в "Жизели"?
П.С. - Мне кажется, самый лучший Альберт - это Володя Малахов. Я просто лучше не видела. Думаю, и не увижу.
М.А. - А в руках Альбертов Большого театра не хотелось бы побывать Жизелью?
П.С. - Конечно, хотелось бы. Потрясающий танец, прыжки у Цискаридзе, Уварова. Конечно, хотела бы.
М.А. - Современные балеты Вас привлекают?
П.С. - Мне нравится хореография Пети, Бежара, Роббинса. Не очень признаю чистый модерн, на полу, на полупальцах. Мне это не очень нравится. А неоклассика, Баланчин и названные хореографы - это другая пластика, другое ощущение себя на сцене. И это интересно.
М.А. - А среди современных балетов нет ли такого же заветного, как "Баядерка", который хотелось бы станцевать?
П.С. - Ой, даже не знаю. Очень нравятся "Драгоценности", хотела бы станцевать в "Бриллиантах" и "Рубинах".
М.А. - Давайте отвлечемся на время от балета, немного поговорим о бытовой стороне. Вам трудно за границей? Вы ведь совсем одна здесь.
П.С. - Конечно, бывают минуты ностальгии, скучаю по дому, родному городу. Но что делать? В основном у меня здесь есть только театр. В театре никогда не скучаю, некогда - всегда есть работа. Домой прихожу только вечером.
М.А. - Примерное расписание, типичный распорядок Вашего дня? Стандартный рабочий день молодой балерины.
П.С. - Ничего особенного, наверно, как у любой танцовщицы в любом театре. Встаю в 8-8:30. Завтрак - йогурт, бутерброд, кофе с молоком. В 9:30 - в театре, разогреваюсь, в 10:30 - классы, до двенадцати. Затем - репетиции, две или три, обычно по полтора-два часа. Может быть сразу после класса - до двух. Потом - с трех до пяти. Бывает иногда и третья, вечером уже. Все время по-разному.
М.А. - Сколько спектаклей приходится танцевать в месяц?
П.С. - Тоже по-разному бывает. В этом месяце, в декабре, у нас вообще очень много балетных спектаклей - пять "Баядерок" и восемь "Щелкунчиков". У меня из них пока четыре.
М.А. - Как долго продолжается сезон?
П.С. - С 1 августа по июль. Три недели отпуска.
М.А. - Языковые проблемы? Вы приехали с немецким или английским?
П.С. - Немецкого совсем не знала. А приехала я с русским и кучей словарей. В театре проблем нет, здесь много русских артистов. Бывают проблемы при крупных покупках, в мебельном магазине, например. Из всех сил стараюсь понимать и что-то говорить.
М.А. - Как Вы устроились? По собственному опыту знаю, что бывает нелегко найти жилье, подходящее по цене, качеству, расположению...
П.С. - Мы приехали с папой, жили в отеле первую неделю, и ходили по городу, искали квартиру. Хотелось найти поблизости от театра, чтобы пешком ходить. Нашли, мне идти на работу десять-пятнадцать минут. Плачу 500 евро за полторы комнаты: кухня выходит в одну из них. Очень хороший дом, с охраной, в хорошем районе - меня все устраивает.
М.А. - А зарплата?
П.С. - Мне хватает.
М.А. - Насколько дружелюбная обстановка в театре, насколько рабочая?
П.С. - Хорошие отношения. Есть друзья, которые помогают в случае чего. И с квартирой уладить, и в других житейских вопросах. И в театре помогают.
М.А. - Берлин насыщен культурными событиями. Вы имеете возможность иногда вырываться на концерты в филармонию, сходить в музеи?
П.С. - Мне очень хочется, я стараюсь ходить в музеи, просто гулять по городу. Здесь так много достопримечательностей. Но, к сожалению, не всегда удается. Воскресенье, наш выходной день, уходит на сон и обшивание пуантов.
М.А. - Полина, у Вас хорошая школа, последние три года Вы были в "звездном" классе у С. Н. Головкиной. В Москве, когда Вы уехали, ходили разговоры, что молодой балерине необходимо также пройти школу Большого театра, где есть замечательные педагоги, выдающиеся в прошлом балерины. Это дало бы возможность добавить к базовому образованию и техническое совершенство, и видение ролей, всю ту полировку, без которой трудно стать настоящей балериной. Кто здесь с Вами работает?
П.С. - Знаете, за границей немного другое видение роли педагогов. В России тебя берет один педагог, который делает с тобой все партии. За границей такого нет, разные партии могут готовиться с разными педагогами. Есть спектакль, есть педагоги, за него ответственные. Может оказаться тот же, с кем работала над предыдущим, может оказаться совсем другой человек. Я считаю, мне очень повезло с "Баядеркой": я работала с Еленой Чернышевой. Хотя репетиций было совсем немного, но все - с ней. Она из Петербурга, но уже давно живет в Нью-Йорке, работает в АБТ. Владимир Малахов пригласил ее специально для "Баядерки", она работала с солистами, и с трио теней. А "Щелкунчик" я готовлю с Моникой Любиц, репетитором Штаатсопер, а ранее она была ведущей балериной этого театра.
М.А. - Методика репетиций разная здесь и у нас?
П.С. - Да нет, особых различий не замечаю. Все, как было у нас - и в классе, и на репетициях. В принципе, все то же самое, напряженнее быть может - выкладываешься по полной программе.
М.А. - Какую роль играет Малахов в Вашей жизни?
П.С. - Большую, очень большую. Он поддерживает меня, волнуется, беспокоится, постоянно спрашивает, как я, что у меня. Каждый день видимся на классе, каждый день есть общение. Он очень демократичный директор, не то чтобы "никого не вижу, никого не знаю" - такого нет. Не только со мной так: любая балерина, любой танцовщик могут подойти, что-то спросить, что-то сказать. Но кадровые вопросы, репертуарные не обсуждаются: решение принимают, нам сообщают. Мы все узнаем со стенда.
М.А. - У вас уже сложилось мнение о здешней хореографии? Вы танцевали "Баядерку" Малахова, будете танцевать в "Щелкунчике" Патриса Бара, видели, наверно, его же "Лебединое озеро". У Вас есть возможность сравнить с версиями Большого театра.
П.С. - Основные па де де героев остаются теми же, изменения есть в сюжетах. Слегка они запутанные, что ли. Я очень удивилась, когда приехала сюда и увидела впервые. В "Щелкунчике" другой сюжет: Мари украли, она приемная дочь Штальбаумов. Сначала воспринималось не очень, но теперь привыкла. Самое главное: я танцую то, что меня устраивает. Патрис Бар был ассистентом у Нуреева, он много у него взял. Танцевать трудно, нота - движение, это очень тяжело. Может быть, как-то развивает тело, оно становится подвижнее. В "Баядерке" есть изменения, но в главных партиях - небольшие. Быстрая часть танца со змеей, остальное - как обычно. Четвертый акт вышел замечательно, по моему мнению. Самый лучший из тех, что я видела. Близка версия Макаровой, но у Володи - лучше. Новую версию Мариинки видела на репетиции, полностью посмотреть не удалось. Но не очень понравилось, старая была мне ближе.
М.А. - А как Вы, совсем молодая балерина, относитесь к современной тенденции демонстрировать six o'clock?
П.С. - Сейчас поменялась эстетика. Раньше поднимать ногу выше 90 градусов было просто неприлично. Но задрать ногу к уху - не самоцель. Если умеешь делать six o'clock, то в классическом балете, где это не нужно, ты все равно открываешь ногу легко, свободно, плавно, не на пределе усилий, не так, что еще сантиметр, и рухнешь. Когда зритель такое видит, он ценит эту легкость и свободу. Это очень красиво.
М.А. - Как Вам здешняя публика?
П.С. - Публика холодная.
М.А. - Ну, по премьере "Баядерки" я бы этого не сказал.
П.С. - На премьере было шикарно, потому что люди никогда такого не видели. На балете Lindentraum тоже много аплодировали.
М.А. - Что же тогда такое "холодная"?
П.С. - У нас, в Москве и Питере, сделают в средней части пируэт, все: "Ах", и аплодисменты. Здесь сидят и смотрят: сделала - сделала, молодец, пошла дальше. Я не говорю, что это плохо, может, даже и правильно не прерывать действие.
М.А. - Может, и правильно. У нас уже никогда не бывает нормальной коды: балерина открутит свои фуэте, публика хлопает, премьер ждет, скучая, своей очереди...
П.С. - А балерина в это время отдыхает...
М.А. - Ну да, маленькие балетные хитрости. И последнее. Скажите что-нибудь Вашим поклонникам в Москве. Вас помнят по концертам МГАХ, надеялись увидеть на сцене Большого театра.
П.С. - Для артиста самое главное, что есть люди, которые хотят тебя видеть, которым ты нужен. Спасибо большое, что такие люди у меня были, есть и, надеюсь, будут. Хотела бы выступить когда-нибудь в Москве.

Примечание:
ИНА, со свойственным дамам интересом к боевой раскраске, задала Полине вопрос о гриме. Помнит ее грим в роли Одиллии, а в Берлине на сцене, да и на улицах, она не увидела столь яркого макийяжа, каковой обычен у нас. Полина ответила, что в первом же спектакле нарисовала стрелки, сделал резкий грим по нашим традициям - и получила замечание. В труппе работает специальный гример, мастер своего дела (не хуже, чем в кино). Он следит, чтобы в кордебалете, например, девочки не слишком отличались друг от друга гримом, чтобы артисты не выпадали из стиля спектакля. Работает на высшем уровне - это уже наши личные впечатления. Бритая голова Верховного Брамина была сделана так искусно, что парик не различался даже в двух шагах, при общении с артистом после спектакля.

 "Щелкунчик"
Автор: Jochen, Germany (---.aha.ru)
Дата:   30 Дек 2002 14:30

Маша Полины - дебют в Берлине

20 декабря я был на первом представлении сезона "Щелкунчиков" этого года в берлинской Штаатсопере. Зал был набит почти так же, как на премьере малаховской "Баядерки" 8 декабря. И о главном - в первых же строках. ЭТО БЫЛ УСПЕХ! Полина раскланивалась на сцене перед всей публикой - с нашими цветами (розами) в руках! [Прим. М.А.: в Берлине не принято выносить цветы на сцену, обычно их относят в гримерную. Чтобы они попали в руки адресата перед всей публикой, нужны некоторые дополнительные усилия. Отсюда - особое внимание, уделенное Йохеном посланному от нас букету.]

Несколько замечаний о постановке и хореографии Патриса Бара. Спектакль был поставлен для Штаасоперы в 1999 г. и является для меня новым. В целом он мне понравился, в особенности концептуально новым подходом. Спектакль стал более убедительным, дает новую интересную интерпретацию сюжета и, что самое важное, обогащен бОльшим количеством танцев по сравнению с традиционными версиями. Все это развивает сюжет и связывает два акта между собой.

Маша (Мари) - всего лишь приемная дочь Штальбаумов, у которых есть и двое родных детей. Отец Маши был убит во время атаки казаков, когда ей было всего два года. Она была похищена, и в конце концов оказалась каким-то образом в семье Штальбаумов. Единственное, что у нее осталось от раннего детства - это Щелкунчик. Все описанное составляет Пролог.

Балет начинается с вечера перед Рождеством более 14 лет спустя. Маше уже 17 лет, она забыла прошлое во время атаки казаков. У нее психологическая травма и проблемы адаптации к семье Штальбаумов, хотя все члены семьи очень к ней добры и пытаются сделать ее своей. Избавление Маши случится во 2-м акте.

Дроссельмайер играет ключевую роль, и этот персонаж танцует! Он присутствовал при атаке казаков и он знает, где находится мать Маши, Великая Герцогиня. Он сопровождает Машу в путешествии в "ее реальный мир", страну, где живет ее родная мать. Это составляет второй акт. В некотором смысле, мать Маши заменяет традиционную Фею Драже. В буклете Штаатсопер, книжечке небольшого формата, содержащей 95 страниц, можно найти многие другие интересные детали о балете и вокруг него, включая главу о психологически травмированных детях. Как и в книжечке о "Жизели", эти замечательные и очень интересные материалы с любовью подобраны д-ром Кристианой Теобальд, которая в театре отвечает также за драматургию постановок. Сценография и костюмы мило выполнены Луизой Спинателли из Италии.

Переходя к главным ролям, сосредоточусь сначала на Полине. В свои 18 лет она дебютировала в очень подходящей ей роли Маши. И была чудесна! Поздравления! На основе уже очень крепкой техники ее баланс, пируэты, гран жете и прочее хорошо смотрелись в сопровождении замечательной музыкальности Полины. Помимо этого я вижу ее одаренность в харизме (stage-presence), природном обаянии и в необычном замечательном использовании рук. Особенно в адажио, где она применила синкопированную задержку движений, подчеркивая комбинированный эффект танца, музыки и общей выразительности, создавая законченное визуальное впечатление гармоничной и элегантной танцовщицы. Что редко можно увидеть у молодого поколения артистов. Все это сделало Полину очень убедительной, замечательной Машей. Совершенно очевидно, что она - многообещающая балерина. Все любители балета, ее московские друзья, включая меня, желают ей успеха и счастья в сценической карьере.

Ее партнер, Артем Шпилевский, также дебютант, был очень красивым Щелкунчиком-Принцем. Внимательный партнер, балерина чувствовала себя с ним вполне безопасно. Хорошие прыжки и вращения. Увидеть эту юную пару в Гран Па было радостью. Артем тоже одарен и много обещает в будущем. Ему также наилучшие пожелания.

Оливер Матц, которого 10 дней назад мы нашли не очень убедительным в роли Солора (после выступления Малахова!), был отличным Дроссельмайером. Мне понравились как его танец, так и игра. В версии Бара Дроссельмайер - игрушечных дел мастер, и Матц очень хорошо изобразил его. И он отлично подыгрывал Полине - в двух ипостасях: в своей роли Дроссельмайера, и лично, ненавязчиво поддерживая ее на сцене как более опытный коллега.

Беттина Тиль, которая запомнилась мне как выдающаяся Мирта на спектакле 3 сентября, была "Гранд дамой" труппы, полностью соответствуя хорошо уравновешенному ансамблю в роли матери Маши, Великой Герцогини, и партнерши Дроссельмайера. Так что дебют двух молодых артистов был хорошо оттенен выступлением двух более опытных коллег. Дирижер Велло Пэн (Vello Paehn) и оркестр адекватно поддерживали танцовщиков, обращая особое внимание на темпы танцев Полины.

Спектакль закончился восторженными приветствиями публики за прекрасное представление. Эту труппу стоит смотреть! Во время перерыва встретил Кристиану Теобальд. Она дала мне копии всех откликов прессы на "Баядерку": ошеломляющее количество и все почти совершенно положительны. Третьего января Малахов устраивает просмотр нескольких претендентов, общее число танцовщиков остается фиксированным - 64, но администрация надеется поднять уровень труппы.

С самыми теплыми балетоманскими приветами,
Йохен.